← Назад в раздел
Два дня
с оленеводами
Приамурья
20 и 21 марта в селах Усть-Уркима и Усть-Нюкжа Тындинского района отметили один из самых почитаемых народных праздников — День оленевода и охотника. Журналист АСН24 Анастасия Буслова присоединилась к более чем десятку родовых общин коренных малочисленных народов севера Сибири и Дальнего Востока, которые собрались вместе на льду рек Нюкжа и Олекма, чтобы отметить наступление весны, посоревноваться в ловкости и искусстве управления оленьими упряжками, а также умении вести традиционное домашнее хозяйство. Победители конкурсов и соревнований получили не только признание соплеменников, но и сертификаты на покупку бытовой техники и ценные призы от «Березитового рудника».
В трех селах Тындинского района проживают 845 эвенков, из них 224 человека — в Усть-Уркиме, и еще 424 человека — в Усть-Нюкже. Все они чтут традиции и берегут семейные узы. Для коллектива «Березитового рудника» поддержка проектов, помогающих сохранить традиционные культуры народов, живущих рядом с нашим предприятием, ценность никак не меньшая, чем золото, что мы добываем.
исполнительный директор ООО «Березитовый рудник» Рамазан Насрулаев
В Тындинском районе зарегистрировано 15 родовых общин, 14 из которых занимаются оленеводством и охотничьим промыслом. Поголовье оленей тындинских эвенков составляет почти пять тысяч животных.
В современной жизни эвенков удивительно гармонично переплетаются культурное наследие предков и технологический прогресс. Кочевая жизнь в глубине тундры и тайги больше не обязывает семью прощаться с оленеводами на несколько месяцев. Многие берут с собой в лес смартфоны и даже ноутбуки, которые заряжают с помощью генераторов и энергии от солнечных батарей, а вместо оленей в нарты «запрягают» снегоходы.

Сегодня эвенкийки шьют чумы уже не из оленьих шкур, а из палаточного брезента. Правда, найти действительно качественный материал все еще непросто, признаются хозяйки. Два ярких образца синтеза современности и следования канонам мы обнаружили в селе Усть-Уркима, где нас встретили два чума традиционной конической формы, обтянутых синим полусинтетическим полотном.
Праздник начался с обряда очищения «Улгани». По древнему обычаю все желающие избавиться от происков злых духов прошли через своеобразную арку — «чичипкан», повязали ленточки на исполнение заветных желаний и покормили духов реки кусочками эвенкийской лепешки.
В День оленевода и охотника эвенки чествуют не только мастерство мужчин, но и умение женщин обустроить уютное жилище и накрыть на стол. Участницы конкурса «хозяйка чума» радушно приглашают членов жюри и гостей праздника отведать национальные блюда, соблюдая важный обряд — нужно «покормить» кусочком мяса домашний очаг.




— Строганина, ягодный чай, заливная рыба, холодец из копыт. Ни перец, ни чеснок, ничего не добавляла. Как в тайге варю, так и варила. Пробуйте, все пробуйте, — потчует гостей хозяйка одного из чумов Октябрина Абрамова.
Палатку главы родовой общины Тамары Андреевой украшают узорчатые меховые ковры, пол традиционно выстлан «сэктэ» — ветвями лиственницы, которые в условиях тайги утепляют настилом из оленьих шкур. Ее стол по праву признан самым богатым на деликатесы. Женщина с гордостью презентует блюда, приготовленные ее многочисленным семейством: эвенкийские котлетки из оленины, лепешки, пирожки, жареные мозги, рыба жареная и соленая — хариус и ленок, салат из сердца, язык, печень, костный мозг, кишки и губа, кровяная колбаса, а на десерт — голубичное варенье с оленьим молоком.

Почти все на ее столе приготовлено из оленины, в ход не пошли разве что кости.
— У меня много дочек и внучек, — хвастается глава родовой общины Тамара Федоровна, хлопоча у стола. — Пять детей, двенадцать внуков и шесть правнуков. Стараемся, чтобы они везде участвовали, эвенкийскую культуру и язык не забывали. Это здесь они с родителями на русском разговаривают, а мы с дедушкой на эвенкийском стараемся. Они в тайге нам хорошо помогают, мои уже знают, что надо делать: дрова собрать для костра, воды притащить, дымокур дымить постоянно летом, девочки оленей доят. Не знаю, почему некоторые молодые не хотят в тайгу возвращаться. Мои все возвращаются, я наоборот не могу их на учебу отправить, в тайгу хотят.
Пока гости оценивают чумы, юные эвенки исполняют на сцене ритуальные танцы в национальных костюмах. В культурной программе участвуют даже самые маленькие представители коренного северного народа, отплясывающие на сцене в наряде редкого, а потому почитаемого белого оленя.
Молодое поколение не забывает искусство создания традиционной одежды и аксессуаров. Рядом со сценой в Усть-Уркиме расположилась лавка с поделками школьниц, а также меховыми изделиями опытных мастеров, богато расшитых бисером.

Жительницы Усть-Нюкжи и представительницы кочевых семей устроили личные выставки рядом со своими чумами. Каждая хозяйка показала собственноручно созданные одежду, унты из меха оленя и нерпы, украшения и обереги.
Самое ожидаемое развлечение праздника — гонки на оленьих упряжках. В Усть-Уркиме состоялся лишь один общий заезд по речному льду. Непривыкшие к большому количеству людей олени отказались финишировать к обозначенному месту из-за толпы и свернули с тропы перед самым финишем, в секунду изменив позиции лидеров гонки.
В Усть-Нюкже к соревнованиям подошли основательнее.
Каюры разделились на несколько групп, стартуя группами по четыре погонщика.
Но это была только разминка перед итоговым общим заездом.
Здесь опытные оленеводы пошли на хитрость. Чтобы олени не сворачивали с дороги, к условной финишной черте выводили их собрата, и животные подчинялись инстинкту — воссоединиться со стадом.
Как рассказал один из каюров, не каждый олень может стать ездовым. Истинных бегунов определяют по телосложению, спина животного должна быть мощной и крепкой, чтобы выдержать тяжесть нарт или «намэ» (особого седла из костей и вывернутой шкуры оленя) с ездоком. Другая важная деталь — характер. Строптивому крепышу ни за что не доверят нести на себе ребенка, а ведь детские заезды — немаловажная часть праздника.
Юные эвенки с ранних лет учатся управлять оленем, уже к шести годам они уверенно держатся в седле и участвуют в соревнованиях наравне со старшими товарищами. На финише их ждали мамы и родственники, которые громко подбадривали своих чад и горячо переживали за вылетевших из седла ребят. Молодые наездники и сами не сдавались до последнего метра, ведь на финише, как и взрослых, их ждал приз. Победитель получил в подарок сертификат на 12 000 рублей.
Сила, ловкость и выносливость — качества без которых оленеводу придется очень сложно в суровой тайге. Но даже к физическим тренировкам эвенки подходят творчески — соревнуются в метании «маута» — веревочной петли, которой ловят оленей, прыгают через полосу препятствий из нарт и участвуют в спартакиаде.
Однако на развлечения у каждого оленевода есть лишь один день. Сразу после праздника эвенки вновь объединяют свои стада и возвращаются к привычному кочевому образу жизни в тайге.