← Назад в раздел
И С Т О Р И Я
Как молодой российский дипломат три державы примирил
(история одной авантюры*)

Кто такой граф Игнатьев, что он сделал для Дальнего Востока и зачем в Благовещенске ему хотят установить памятник
Авантюра
* Под авантюрой здесь, вслед за Миланом Кундерой, мы понимаем «страстное открытие неизвестного», вслушиваясь в эхо латинского adventurа — движение вперед, в будущее, долженствующее случиться.
«Мой прадед был в душе авантюристом. Он постоянно ходил по острию ножа, но верил в свою счастливую звезду и не боялся рисковать. А еще Николай Павлович был обаятельным, открытым, энергичным, умел находить доводы, доступные пониманию собеседника».
— Правнучка Н. П. Игнатьева Александра Игнатьева-Столповская в интервью, 2008 год

1
Николай Игнатьев.
История жизни этого яркого и харизматичного государственного деятеля могла бы стать готовым сценарием для блокбастера. Его помнят и чтут на другом конце Земли, за тысячи километров от тех мест, которые обязаны ему самим своим существованием. В Приамурье его именем названы село, аэропорт и шоссе, которое к ним ведет, но мало кто сможет сказать, в честь кого они названы. 160 лет назад, 17 февраля 1859 года, посланником Российской империи в Китае был назначен человек, во многом благодаря заслугам которого образовался Амурский край — Николай Павлович Игнатьев.

Николай Игнатьев родился в 1832 году в старинной дворянской семье. Дед его был героем Отечественной войны 1812 года. Отец с русскими войсками вступал в Париж в 1814 году, а в день мятежа 14 декабря 1825 года первым из гвардейских командиров пришел на помощь императору Николаю I, за что был продвинут по службе. Состоял директором самого престижного военно-учебного заведения Российской империи — Пажеского корпуса, петербургским генерал-губернатором, председателем Комитета министров. Первый сын в семье, Николай был назван в честь государя, а его крестным выступил цесаревич Александр, будущий император Александр II. Николай Павлович с отличием окончил Пажеский корпус: его имя было занесено на почетную мраморную доску. В 17 лет поступил в лейб-гвардии Гусарский полк, а в 19 окончил Академию Генерального штаба с большой серебряной медалью — вторым за всю историю академии (золотой на то время не был награжден никто).

Судя по всему, определенный дух авантюризма был присущ Игнатьеву с ранних лет.
«В 1856 году в возрасте 24 лет его направили военным агентом в Лондон. Император Александр II лично поставил Игнатьеву задачу: «Изучить все новейшие достижения артиллерийского и инженерного дела в Англии и установить возможность их применения в России». Однажды в Британском музее впервые был выставлен на всеобщее обозрение до того строго засекреченный новейший образец патрона. Николай Игнатьев невозмутимо подошел к стенду, взял в руки этот единственный в своем роде экспонат и, как бы по ошибке, сунул в карман. Служитель музея, наблюдавший за посетителями, попросил его положить «предмет» на место. Но Николай Павлович отказался вернуть патрон и, сославшись на свою дипломатическую неприкосновенность, быстро вышел из музея, а затем скрылся в посольстве».

Николай Кудрявцев, «Государево око. Тайная дипломатия и разведка на службе России».
На молодого и дерзкого дипломата обратили внимание в Петербурге. В 1858 году Игнатьев провел успешную дипломатическую миссию в Средней Азии: ему удалось заключить торговый трактат с бухарским ханом и освободить из плена российских подданных. Но еще больший успех ждал его впереди: в 1859 году 27-летнего Игнатьева произвели в генерал-майоры и отправили в Китай, «отвоевывать» земли вдоль Амура.
«При Игнатьеве нашлись опытные люди, объяснившие ему важность «китайских церемоний». Поэтому, вопреки советам местных чиновников, посланник въехал в Пекин на носилках с паланкином — едет знатный российский вельможа! Вскоре и в Пекине, и за его пределами дипломата станут уважительно называть «И-Дажень», то есть сановник И («большой человек» по-китайски)».

Александр Ткачев, историк, статья в журнале «Родина».

2
Известно, что переговоры с неуступчивыми китайскими чиновниками велись долгих одиннадцать месяцев. Тогда Игнатьев решил сблизиться с англичанами и французами, которые как раз вели против Китая Вторую опиумную войну, добиваясь права свободной торговли на китайской территории. Безупречно владеющий английским и французским языками Игнатьев смог убедить союзников в том, что Россия не будет вмешиваться в военный конфликт.

Историки отмечают, что молодой дипломат виртуозно лавировал между враждующими сторонами, сумев завоевать доверие и у тех, и у других. Когда военные действия разразились с новой силой, и под угрозой оказалась столица империи, именно он по просьбе китайцев стал посредником между Пекином и союзниками, но с определенными условиями.

Кроме прочих достижений, Игнатьеву фактически удалось не пустить союзников в Пекин, спасти древний город с его уникальными храмами и дворцами от разграбления и разрушения и уговорить китайцев принять условия мирного договора с Англией и Францией.

2 (14) ноября 1860 года был подписан Пекинский договор. За Россией был утвержден как левый берег Амура, так и реки Уссури со всеми приморскими незамерзающими гаванями до бухты Посьета и манчжурским берегом до Кореи. Сегодня это территории Приморского и юга Хабаровского краев. Получив выход к Тихому океану, Россия стала великой морской державой.
— Новость о заключении Пекинского договора генерал-губернатор Восточной Сибири встретил восторженно, отметив неоценимую роль в этом деле Игнатьева:

«Теперь мы законно обладаем и прекрасным Уссурийским краем, и южными портами, и приобрели право сухопутной торговли из Кяхты и учреждения консульств в Урге и Кашгаре. Все это без пролития русской крови, одним умением, настойчивостью и самопожертвованием нашего посланника. Игнатьев превзошел все наши ожидания…»


Сергей Пискунов, доктор исторических наук, профессор кафедры истории России и специальных исторических дисциплин БГПУ.
За заключение договора с Китаем Николаю Павловичу Игнатьеву пожаловали ордена Св. Владимира 2-й степени и Св. Станислава 1-й степени и произвели в генерал-адъютанты. В 1861 году Игнатьев был назначен директором Азиатского департамента МИД.

3
Екатерина Голицына.
Практически сразу после подписания Пекинского договора Николай Павлович возвращается в Россию и вскоре завоевывает сердце первой красавицы Петербурга — княжны Екатерины Голицыной, правнучки фельдмаршала Кутузова. Писали, что свадьба, состоявшаяся в 1862 году в Висбадене, стала неожиданностью для всех, в том числе и для матери невесты княгини Голицыной.

Жена неизменно следовала за мужем, куда бы ни направила его дипломатическая карьера. Современники отмечали, что супруги были под стать друг другу: «Эта опасная пара Игнатьевых стоит больше нескольких броненосцев!». Молодая графиня покоряла всех красотой, элегантностью и образованностью. В то же время, несмотря на активную светскую жизнь и высокое происхождение, Екатерина Леонидовна родила семерых детей.

Сыновья Игнатьевых после революции эмигрировали за границу, кроме младшего, Владимира, погибшего в 1905 году в Цусимском сражении. В СССР осталась только дочь Мария, дожившая до глубокой старости и сумевшая сохранить большую часть семейных ценностей в родовом имении Круподеринцы под Винницей.
Константинопольская миссия Игнатьева — еще одна важная веха в его жизни. Ведь именно благодаря этой службе он стал национальным героем целого народа.

С 1867 года Игнатьев исполнял обязанности чрезвычайного и полномочного посла России в Османской империи. Будучи убежденным панславистом, Игнатьев всячески поддерживал братский славянский народ, оказывал гуманитарную помощь мирному населению Болгарии в годы войны России с Турцией.

В 1878 году Игнатьев составил и подписал от имени Российской империи, страны-победительницы, Сан-Стефанский договор, закончивший Русско-турецкую войну и освободивший Болгарию от пятивекового турецкого ига.
Есть мнение, что именно мемуары Игнатьева, точнее, «Походные письма 1877 года», подсказали Борису Акунину идею написания романа «Турецкий гамбит». И личность Николая Павловича — в романе под фамилией Гнатьев — там также упоминается.
«…Зуров выдержал аппетитную паузу и приступил к повествованию. — Итак, господа, в результате некоторых обстоятельств, про которые известно только мне и Фандорину, я оказался в Неаполе на совершеннейшей мели. Занял у русского консула пятьсот рублей — больше, сквалыга, не дал — и поплыл морем в Одессу. Но по дороге бес меня попутал соорудить банчок с капитаном и штурманом. Обчистили, шельмы, до копейки. Я, натурально, заявил протест, нанес некоторый ущерб корабельному имуществу и в Константинополе был выкинут… то есть, я хочу сказать, высажен на берег — без денег, без вещей и даже без шляпы. А зима, господа. Хоть и турецкая, но все равно холодно. Делать нечего, отправился в наше посольство. Прорвался через все препоны к самому послу, Николаю Павловичу Гнатьеву. Душевный человек. Денег, говорит, одолжить не могу, ибо принципиальный противник всяческих одалживаний, но если угодно, граф, могу взять к себе адъютантом — мне храбрые офицеры нужны. В этом случае получите подъемные и все прочее. Ну, я и стал адъютантом.

— У самого Гнатьева? — покачал головой Соболев. — Видно, хитрая лиса усмотрела в вас что-то особенное».

Борис Акунин, «Турецкий гамбит».
В Болгарии именем Игнатьева названы центральные улицы, площади, учреждения, школы по всей стране, несколько поселков и город, поставлен прижизненный памятник в Варне, бюсты и памятники в Софии, Плевне, Игнатиево. По инициативе Болгарии даже пик в Антарктиде назвали его именем.

Но через год после подписания победного Сан-Стефанского договора, Николая Павловича в разгар его деятельности вдруг увольняют с дипломатической службы. Под грубым давлением европейских держав, напуганных блистательной победой русского оружия и усилением позиций России на Балканах, стране-победительнице навязывают участие в Берлинском конгрессе, а следом и позорный Берлинский договор. Все выгодные для России пункты Сан-Стефанского договора аннулируются, продлевается турецкое владычество над несколькими миллионами славян. Игнатьев, находясь в отставке, очень тяжело переживал эту черную страницу в дипломатической истории России.

Еще в 1860 году Игнатьев в докладной записке императору предлагал широкий план переселения крестьян из Центральной России, в особенности, в Приморскую полосу с предоставлением им безвозмездно земель в общинную и частную собственность и освобождением на 20 лет от податей. Заселенная территория должна была, согласно его проекту, получить внутреннее общественное самоуправление.
«Однако правительство почти ничего не сделало в этом отношении. Заселение края осуществлялось крайне медленно. Игнатьев в конце 1890-х годов отмечал с горечью, что естественные богатства края эксплуатируются иностранцами, немногие бывшие там переселенцы вымирают, а их место занимают китайцы и корейцы»..

Хевролина В. М. «Российский дипломат граф Н.П. Игнатьев: личность, программа, тактика».

4
А что же благодарные потомки? Как увековечено имя выдающегося дипломата в России?

Оказывается, единственный во всей России регион, где существуют топонимическая связь с именем графа Игнатьева, да еще и осуществленная при его жизни, — это Амурская область.
Храм в честь святого благоверного князя Александра Невского в селе Игнатьево Амурской области.
«Игнатьевский поселок основан в 1861 году и "назван по фамилии генерала Игнатьева заключившаго Пекинский договор 2 ноября 1860 года"».

Кириллов А. Географо-статистический словарь Амурской и Приморской областей, со включением отдельных пунктов сопредельных с ними стран, Благовещенск, 1894 год.
Известно, что на всей территории России пока нет ни одного памятника графу Игнатьеву, даже там, где ему, казалось бы, самое место — на Дальнем Востоке. В 2018 году инициативная группа жителей Владивостока получила одобрение администрации города на установку памятника дипломату, но проект пока не реализован. Есть во Владивостоке небольшой междомовой сквер имени Н.П. Игнатьева, но история его появления в 2015 году — скорее, случайность, чем закономерность.

И все же памятник графу вскоре, по мнению общественных активистов-амурчан, может появиться, и не в Приморье, а именно в Амурской области.
Открыть памятник графу Игнатьеву общественники планируют к 160-летию подписания Пекинского договора — 14 ноября 2020 года.

Инициаторы проекта надеются на помощь амурских властей, ведь если ее не будет, все может застопориться, как во Владивостоке. Сейчас инициативная группа работает над сбором пакета документов и конкретных предложений, которые будут направлены губернатору Амурской области и в управление культуры администрации Благовещенска.
Где может быть установлен памятник?
В селе Игнатьево, на территории храма
святого благоверного князя Александра Невского
На территории аэропорта
Благовещенск-Игнатьево
На набережной Амура поблизости с памятником графу Н.Н Муравьеву-Амурскому
Мнения

Анатолий Телюк
ученый-краевед, издатель
— Николай Павлович Игнатьев — фигура историческая для нашей территории. Но, к сожалению, в силу разных причин у нас нередко бывает, что люди забывают своих героев. Заслуга Игнатьева в том, что он в 1860 году добился подписания Пекинского договора, благодаря которому Дальний Восток и существует в той конфигурации, как он сейчас есть. Три договора с Китаем имеют особое значение: Айгунский, Тяньцзиньский и Пекинский. Они создали правовую основу российской государственности на Дальнем Востоке и обеспечили выход России к Тихому океану. Страна стала великой морской державой. Хотя бы уже по этой причине нам следует помнить этого человека. Не случайно в честь Игнатьева вблизи Благовещенска была названа казачья станица.

Игнатьев был в очень хороших отношениях с Николаем Николаевичем Муравьевым, несмотря на большую разницу в возрасте. Он был удивительно талантливый, продуктивный дипломат! Замечательно, что идею установки памятника графу Игнатьеву поддерживает уже много людей. Я часто сталкиваюсь с тем, что многие, особенно молодежь, удивляются, какие значимые и важные события, оказывается, у нас тут происходили. Раньше в школах был предмет «краеведение», а потом его отменили. Это очень плохо! На территориях, которые должны прирастать населением, жители просто обязаны знать, какие выдающиеся личности тут проживали и работали. Забывая свою историю, люди фактически остаются без корней, и тогда любое социальное дуновение может легко вырвать их из земли и понести, куда глаза глядят.
— На мой взгляд, мы, потомки, к личности Николая Павловича Игнатьева, его трудам и подвигам во славу Отечества, относимся с крайней неблагодарностью. Его заслуги перед Россией трудно переоценить. Если разговаривать с компетентными в этом вопросе людьми — историками, краеведами, военными, специалистами в области внешней политики — вам очень многое об этом расскажут. О его участии в переговорах в Хиве и Бухаре, Парижской мирной конференции, в составлении и подписании им Пекинского договора, о составлении Сан-Стефанского договора и спасении Болгарии от пятивекового турецкого ига.

Я же, как христианин, хочу напомнить о том, что идею широкого празднования в России 900-летия Крещения Руси в 1888 году принадлежит Славянскому благотворительному обществу, которое возглавлял в то время Николай Павлович. Первоначально по плану владыки Платона, митрополита Киевского и Галицкого, все должно было проходить только в Киеве. Но Игнатьев приложил все свои силы, опыт и авторитет, чтобы юбилейные мероприятия прошли в Санкт-Петербурге и Москве. Празднование 900-летия Крещения русского народа в империи прошло с большой пышностью и явилось одним из самых больших общественных событий царствования императора Александра III.

И то, что вопреки британским геополитическим претензиям во второй половине ХIХ века, русское монашество осталось на Святой горе Афон в Русском Пантелеимоновом монастыре — в этом прямая заслуга Игнатьева. Его до сих пор на веки вечные поминают на всех заупокойных службах этой обители. Благодаря ему современное Российское государство и вся полнота Русской Православной Церкви имеют возможность отмечать знаменательную дату 1000-летнего присутствия Русского монашества на Святой Горе Афон.
На его пожертвование восстановлена сильно пострадавшая от землетрясений кровля храма Гроба Господня в Иерусалиме, откуда в Россию привозят Благодатный огонь.

Так широк был круг интересов Игнатьева! Так много он сделал для России. Дипломат, политик, министр, общественный и церковный деятель.
Нам просто необходимо исправить историческую несправедливость. Пусть даже через столько лет. С самого начала моего служения в храме села Игнатьево, названного в его честь, я мечтаю о том, чтобы здесь стоял памятник ему. Знаете, что интересно! Церковь-усыпальница в его родовом поместье в Круподерицах, где он упокоен, была построена по образцу кафедрального собора св. Александра Невского в Софии. И наш храм, один из старейших в Приамурье, тоже носит имя этого святого! Дай Бог, чтобы этот проект реализовался.

о. Андрей Букреев
настоятель храма св. благоверного князя Александра Невского, в селе Игнатьево.

Владимир Пушкарев
кандидат исторических наук, преподаватель
— Мы любим гордиться военными победами, которыми изобилует наша история. И счета нет тем славным полководцам и рядовым бойцам, кровью которых эти победы добыты. Но осмелюсь предположить, что избыток доблестных воинов во всех эпохах нашей истории прямо пропорционален недостатку талантливых дипломатов.

Граф Николай Павлович Игнатьев принадлежит к той редкой когорте генералов, которые расширяли российские рубежи не на поле битвы, а за столом переговоров. При этом, решая сложные дипломатические коллизии, он часто действовал хитроумно и неординарно, чем изумлял и обезоруживал оппонентов. Результатом игнатьевской дипломтаии было бескровное утверждение российских интересов в сложном геополитическом пространстве.
Для нас, амурчан наиболее значима его краткосрочная, но весьма результативная служба на посту российского посланника в Китае. Грандиозная операция по мирному возвращению Приамурья в состав России, начатая капитаном Невельским, продолженная генерал-губернатором Муравьевым, была завершена дипломатом Игнатьевым. Именно его подпись под Пекинским договором стала твердой точкой в решении амурского вопроса. Без единого выстрела Россия приросла богатой дальневосточной житницей и удобным выходом к Тихому океану.

Эти земли — сегодня форпост русского мира в Восточной Азии. Как нигде это ощущается в Благовещенске, ведь с другого берега пограничного Амура нам в лицо смотрит китайская цивилизация. Наша главная задача — сохранить с ней добрососедские отношения, не допустить превращения реки дружбы в линию фронта.

В этой связи установка памятнику графу Игнатьеву будет весьма кстати. Тем самым мы не только восстановим историческую справедливость в отношении этого великого человека, но также получим яркий символ бескровной внешней политики, знак мирного сосуществовании России и других стран. Уверен, что чем больше мы будем ценить талантливых дипломатов, тем меньше нам придется хоронить доблестных воинов.
— Мы являемся одним из инициаторов проекта, связанного с графом Николаем Игнатьевым, потому что сохранение исторической памяти, реализация проектов по историческому наследию и общественной дипломатии входят в цели и задачи деятельности Союза журналистов России. Например, член СЖР Валентина Кобзарь стала автором проекта «Чехов на Амуре» и книги «Благовещенск. До востребования… Счастливое путешествие Антона Чехова на Дальний Восток в 1890 году». Недавно в Союз журналистов вступил Евгений Земцов, который реализует проект «ВлогХантеры» — своеобразной краеведческой экспедиции по населенным пунктам Приамурья, которую делают в формате видеоблога на YouTube.

Что касается увековечивания памяти Н.П. Игнатьева, то в ходе «мозгового штурма» и обсуждения этого вопроса возник еще один вариант — назвать его именем новый автомобильный мост через Зею, начало строительства которого планируется на 2021 год, и, возможно, поставить памятник графу-дипломату именно в предмостовой зоне. Практика наименования мостов очень обширная — мост Петра Великого в Питере, в Париже через Сену в честь Александра III, в Красноярске через Енисей — в честь Николая II. Этот подход можно использовать и у нас в Приамурье.

Я считаю, что историю нашего города и области надо рассказывать и пропагандировать, используя современные медиа и коммуникации, тогда она станет по-настоящему интересной. Проект «Граф Николай Игнатьев: Границы России. Амурский Прорыв» мы будем реализовывать и продвигать, используя новшества, которые в последнее время появились в СМИ. Кстати, эта статья в формате «лонгрид» тому подтверждение.

Евгений Дуюнов
председатель Амурской организации Союза журналистов России

Есть, что сказать по этому вопросу?
Пишите на ms@asn24.ru