← Назад в раздел
Под давлением
Корреспондент АСН24 поговорил с амурскими водолазами об их тяжелой работе, стрессе и реакции тех, кому они помогают
Есть такая профессия — водолазы. Они ищут утонувших в условиях сильного течения на амурских реках, когда впереди ничего не видно дальше вытянутой руки. А вместо благодарности получают претензии и недовольство родственников. АСН24 встретилась с представителями профессии и узнала, как работают водолазы.
Как в космонавты
В поисково-спасательном отряде Амурского центра гражданской защиты и пожарной безопасности четверо мужчин. Нужен и пятый, но его вакансия пустует уже не первый год.

Требования по здоровью — как в космонавты, говорит врач-спасатель областного ПСО Дмитрий Миронов. Плюс нужна специальная водолазная подготовка. В Амурской области таких курсов нет.

— У нас самое главное требование — наличие водолазной книжки. Ее можно получить только после серьезной подготовки. Обучение проводят в Хабаровске, курс длится три месяца, только после этого можно получить документ. Так что основные критерии — это спецподготовка и суперздоровье, — рассказал начальник областного поисково-спасательного отряда Борис Чугунов.
Желающие вступить в команду есть, но ни один не отвечает этим требованиям.

— Приходят любители-дайверы которые съездили на море в Таиланд, там за неделю получили сертификат, и просятся в водолазы. А это совсем другой уровень, — добавил начальник отряда Борис Чугунов.

От дайвинга работа водолазов отличается, как земля и небо.
Состав команды водолазов на спуске
Руководитель спуска
Координирует работу остальных, несет ответственность и принимает решения.
Рабочий водолаз
Рабочий водолаз спускается под воду.
Страхующий водолаз
Страхующий находится на берегу, в непосредственной близости. Он подключается в случае какой-то чрезвычайной ситуации с первым водолазом.
Обеспечивающий водолаз
На обеспечивающем водолазе — связь с рабочим, он обеспечивает сигнал, запрашивает самочувствие, дает команды, куда спускаться и что смотреть. Для того, чтобы общаться с водолазом под водой, используется целый ряд специальных команд.
Врач
Врач контролирует здоровье водолазов, проводит предспусковой контроль — проверяет давление, самочувствие и дает рекомендации руководителю спуска — кого можно отправить под воду. Расширенную медкомиссию водолазы проходят раз в год.
Почему работать в амурских водах очень сложно?
Большая проблема для водолазов именно в Амурской области — это видимость в воде. Максимум — на расстоянии вытянутой руки, дальше не видно даже с фонарем. И проблема даже не в бытовых отходах, а в природном загрязнении. Большинство амурских водоемов очень заилены.
Кстати о бытовых отходах — чистить дно в амурских водоемах водолазам тоже приходится. В этом году группа обследовала 15 мест массового отдыха.

Со дна вытаскивают банки, бутыли, коряги. Но есть и находки поинтереснее. В одно погружение водолазы обнаружили на дне вставную челюсть, в другое — спиннинг.

Еще чаще достают солнезащитные очки. «Из каждой командировки приезжает коллекция очков. Частенько попадаются детские резинки для волос и тапочки».
Вторая серьезная проблема — сильное течение амурских рек. Есть норматив: спускаться можно только при течении до полутора метров в секунду. Если течение больше, то работать уже сложно и опасно: водолаза может не только стягивать в сторону, но и вращать.

— Ограничение по течению — это официально. Неофициально мы все равно работаем, — рассказал водолаз-спасатель областного ПСО Евгений Вакуленко. — Например, течение в Зее и Амуре — четыре метра в секунду, а вот в Бурее и Селемдже — уже шесть-восемь. Работать сложно, конечно. Сложно и опасно. Во время поисков пяти девочек в Бурейском районе два года назад тоже приходилось работать, а там скорость реки Буреи — восемь метров в секунду была.
2 августа 2016 года пятеро девочек шли вдоль берега реки Бурея. Берег резко оборвался, девочки оказались на глубине. Вероятно, их подхватило сильное течение. Одна девочка смогла выплыть самостоятельно, еще одну вытащил местный житель.

Судьба сестер-близняшек Валерии и Елизаветы Мухиных 2003 года рождения и Ольги Бербетовой 2005 года рождения долгое время оставалась неизвестна. В конце августа удалось найти тело одной из трех пропавших девочек. Водолазы провели больше 30 спусков.
— А вот мальчик в Поярково утонул в мае месяце. Четырнадцатилетний. Шел со школы и на спор с другом решили переплыть Амур — не на другой берег, точнее, а на остров. Мальчика не стало. Его до сих пор не нашли. Тело могло прибить в Еврейском автономном округе, либо в Хабаровском крае, либо вообще в Китае, — рассказывает водолаз-спасатель областного поисково-спасательного отряда Евгений Вакуленко.
Несмотря на сильный ветер, дождь и сильное течение, водолазы обследовали 1 500 квадратных метров дна реки Амур, сообщает амурский центр ГЗ и ПБ. За несколько часов спасатели сделали три погружения, но безрезультатно. Во второй половине дня специалисты работали в затоне, куда, по словам местных жителей, могло унести тело подростка. Там исследовали 50 метров береговой линии. В затоне также ничего обнаружить не удалось.

«Место, где, по словам очевидцев, утонул мальчик — чистое, без ям, дно илистое. Работу осложняла плохая видимость, мутность воды и низкая температура воды — +5-6 градусов», — рассказал начальник поисково-спасательной группы Андрей Никиенко.
В реке из-за течения найти погибшего совсем не просто. Да и в крупных озерах и водохранилищах работать бывает не менее сложно. А ведь часто водолазы едут на выезд, заранее понимая, что операция закончится провалом. Если водохранилище, например, с километр шириной и пять километров длиной, то найти пропавшего практически нереально. Расстояние, которое водолаз может пройти за спуск, — несколько десятков метров.

— Ясно, что мы человека там не найдем. Приехали, поискали в предполагаемом месте, уехали. Поэтому так важно, чтобы очевидцы запомнили ориентир, могли хотя бы примерно указать нам место гибели утонувшего, — отметил Евгений Вакуленко.
Почему люди тонут?
Почему это вообще происходит — несчастные случаи на воде? Летом главные причины — это нетрезвое состояние и купание в неустановленных местах, зимой — несанкционированный выезд на лед автомобиля. В любом случае, все несчастные случаи связаны с личной неосторожностью, считает начальник отряда Борис Чугунов.

— Вот недавно утонул человек. Сколотил себе «гробик» — деревянную такую лодку, небольшую. И удачно в ней плавал до определенного момента. Разумеется, без спасательного жилета. В итоге в водохранилище пошла волна от ветра — и он утонул. Лодку у берега нашли, — рассказывают водолазы. — И что мешало ему надеть жилет? Одно это — и трагедии бы не было.

Казалось бы, сезон работы водолазов — лето, но поднимать утонувших приходится и зимой. И это гораздо опаснее. Оборудование может перемерзнуть, и тогда поднять на поверхность водолаза будет гораздо сложнее.
— Зимой и к без того опасной работе добавляются холод, ветер. Опять же, надголовная среда: водолаз ушел, и если ему потребуется экстренно всплыть, то ему некуда просто деваться, как зашел в майну, то только через нее и выходить. Плюс освещение: ничего же не видно. Если летом пробиваются какие-то лучи, хоть какое-то освещение, ориентиры, то зимой — кромешная тьма, — рассказал врач-спасатель Дмитрий Миронов.

Зимой часто под лед проваливаются под лед водители или рыбаки.

— А попробуй найди утонувшего, если он ушел в майну, а там еще и течение. Водолаз от майны может уйти ну на 50, ну на 70 метров. А мы же понимаем, что разница есть: где он провалился, и где он теперь. Может, его там еще полтора километра тащило, — объясняет водолаз-спасатель Евгений Вакуленко.
Еще одно ограничение, с которым приходится считаться — максимальная глубина на которую может спуститься водолаз.

— Допуск по глубине у нас — 20 метров. И это при условии наличия барокамеры, которой в области нет. А так — 12 метров. Людям кажется, что это совсем немного, а 20 метров — это пятиэтажный дом, представьте. Это очень серьезная глубина, — сказал Борис Чугунов.
Много грязи выливается
Ограждение во время водолазных спусков ставить хочется, признаются водолазы. Когда происходит трагедия, собирается слишком много зевак, что усложняет работу.

— Стараемся фиксировать все на камеру, особенно в последнее время. Нас в последний раз обвинили родственники утонувшего, что мы приехали пьяные, хамили, отказывались искать там, где они показывали… Для нас нонсенс! — рассказал водолаз-спасатель областного поисково-спасательного отряда Евгений Вакуленко.
— Грязи много выливается. Помню, обратно ехали молча всю дорогу, потому что тошно на душе. Если мы находим человека, у нас эмоциональный подъем. А ведь некоторых не находят, и родственники даже не могут похоронить человека. А мы нашли, хотя были некоторые сомнения. Вроде бы добро сделали, постарались. А по факту люди недовольны: медленно ищем, поздно приехали, — рассказал врач-спасатель Дмитрий Миронов.
За 7 месяцев 2018 года произошло 29 происшествий на воде
4
человека удалось спасти
23
человека утонули
4
из них дети