Новости какого региона вам интересны?
Информация предназначена для лиц старше 18 лет. Контент может содержать сцены курения табака. Курение вредит здоровью
Guys

Семейная жизнь: как уберечь ребёнка от камней развода

20 Августа
1035
Росстат обнародовал данные о браках и разводах в нашей стране за 2017 год. Цифры не радуют: на тысячу заключённых союзов в России приходится 571 распад семьи. Эта цифра чуть меньше, чем годом ранее (в 2016-м на 1000 браков приходилось 609 разводов), но итоговая статистика не радует: больше половины семей распадаются. При этом расторжение брака происходит через 5-9 лет после регистрации, средний возраст супругов — от 27 до 35 лет, а в семье уже есть минимум один ребёнок. С чем связана негативная тенденция, как избежать расставания в статусе смертельных врагов и что делать, если свидетелем развода стал ребёнок? На вопросы редакции SOVA отвечает клинический психолог, член Российской психотерапевтической ассоциации, руководитель «Центра психологической помощи» в Благовещенске Ирина Дзюба.

Негативный тренд

— Ирина Николаевна, действительно ли тенденция Росстата остаётся в пределах тех цифр, о которых мы узнаём из СМИ? Правда ли, что больше половины браков в стране заканчиваются разводами?

Ирина Дзюба
клинический психолог, член Российской психотерапевтической ассоциации, руководитель «Центра психологической помощи» в Благовещенске

—К сожалению. Это печальный факт, но разводов в России становится все больше и больше. Будучи экспертом судебно-психологической экспертизы, я очень часто бываю в судах — в том числе и на слушаниях по бракоразводному процессу. Ещё 5 лет назад такие случаи были редки, но с каждым годом это случается всё чаще. Причём родители делят детей и нажитое имущество с таким эмоциональным надрывом, с такими проблемами, что психолог в этом процессе просто необходим.

— А каковы основные причины развода?

— Всем нам известна фраза Толстого: «Все счастливые семьи счастливы одинаково, все несчастные семьи несчастны по-разному». И статистические данные говорят о том, что причины бракоразводных процессов у всех разные. На первом месте — примерно 42 % разводов — психологическая неготовность к браку. Эта причина доминирует, ещё пять лет назад этот процент был меньше. Вторая причина распада семьи — это физическое и психологическое насилие. Третья — это различные виды зависимости. На четвёртом месте измена одного из супругов.

— Вы говорите о психологической неготовности к браку. Но ведь разводятся люди, которые достаточно крепко стоят на ногах и прожили вместе не год-два, а до 10 лет.

— Да, и всё это время они были психологически не готовы. И это была многолетняя проверка. Может быть, произошла притирка характеров. Может быть, люди сходились, расходились, потом опять сходились. Но первопричиной стала неготовность брать на себя ответственность за поступки в браке. Появляются дети — всплывает неготовность к воспитательным процессам. Кроме того, супруги часто не готовы брать на себя бытовые обязанности, не хотят отделяться от друзей — от компании, которая была раньше. И всё это вместе, эта незрелость семьи рано или поздно «выстрелит». Если человек не работает над собой, то рано или поздно, через пять или 10 лет, он к этому придёт.

— Если оглядываться на браки наших родителей, мы наблюдаем другую картину. Они создавали семьи в более молодом возрасте, но такие союзы более крепкие, чем у наших современников.

— Так и есть. Но ценность брака в обществе раньше была другой. Возьмём 20-й век, включая советскую эпоху: брак — это один раз и на всю жизнь.

— То есть, это социальная модель?

— Конечно! Эти воспитательные ценности, которые шли не только из семьи, но и из общества. Разводиться было стыдно — даже если один из супругов изменял, то это скрывалось максимально, чтобы никто не знал. Сейчас ценности в нашем обществе поменялись, и довольно сильно. Свободных отношений стало больше. Брать ответственность за отношения на себя сейчас готовы далеко не все. И ещё очень много таких моментов, которые приводят к тому, что можно легко расстаться, легко поменять партнёра. Вообще многие решения принимаются с лёгкостью. Потому что это норма, это не стыдно. Так делают все.

Кому нужна помощь?

— В вашей практике были случаи, когда люди обращаются за психологической помощью, находясь в процессе развода? В каких случаях удаётся сохранить брак?

— Часто бывает так, что люди, которые пришли вдвоём, на грани бракоразводного процесса или уже в этом процессе — но они хотят всё-таки сохранить семью, найти причины проблем и что-то изменить. Бывают такие случаи, их много. Второй момент — когда приходит кто-то один из распадающейся семьи. Тогда мы говорим не о сохранении брака, а про то, чтобы менее болезненно выйти из ситуации. И часто в этом процессе замешаны дети. Родители заинтересованы, чтобы для ребёнка этот процесс завершился максимально гладко. Но, когда приходит кто-то один из семейной пары — это практически всегда говорит о том, что речь идёт о расставании и разрыве.

— А кто обращается чаще: мужчины или женщины?

— Если пять лет назад, как и по более дальней статистике, чаще обращались женщины, то сейчас очень много мужчин.

— Это говорит о том, что мужчины стали чаще брать на себя ответственность за бесконфликтный разрыв?

— Я бы сказала, мужчины стали больше вкладываться в свой родительский статус. Сейчас приходят папы, которые желают и хотят воспитывать детей. Пусть их не так много, но их становится больше. Вот у меня в скором времени очередной судебный процесс, где я выступаю как эксперт. Папа очень хочет быть с ребёнком и надеется активно принимать участие в его воспитании.

— Тем не менее, в России тенденция такова, что суд чаще выносит решение о том, чтобы дети проживали с матерью.

— Это тоже связано с определёнными установками и стереотипами: эмоциональная связь с мамой более сильная, мама вроде бы ближе к детям (в том числе на бытовом уровне), и так далее. И вот на этом фоне, по стереотипному шаблону принимаются решения. Сейчас я бы уже не сказала, что только мамам оставляют детей. Этот перекос постепенно выравнивается, пошло движение в сторону пап. Хоть и медленно, но прогресс идёт.

— Но отцу тяжелее доказать свою позицию?

— Именно. Поэтому зачастую папы прибегают к помощи психолога. Например, ко мне обращаются как к эксперту, я составляю заключение на основе диагностики: к кому больше привязан ребёнок? Прошлой осенью-зимой у нас был случай: мама просто ушла из дома — и всё, её нет, она где-то занимается своей жизнью уже несколько лет. А папа всё это время воспитывает ребёнка, пытается доказать свои права в суде и не хочет, чтобы пьяная мама приходила к дочери даже на день рождения. Ребёнок маму просто не видит. Конечно, на основании диагностики всё это выявляется. И в суде мы подаём материалы, а суд их рассматривает. Но у мамы всё равно, из-за существующих штампов, будет больше шансов отстоять в суде право жить с ребёнком.

Недетская боль ребёнка

— Как проявляются переживания развода родителей в психике и поведении ребёнка?

— Любой развод, даже если он проходит безболезненно — это всё равно стресс и психотравма для ребёнка, так всегда. Что может быть и как это в поведении проявляется, в психосоматике? Во-первых, ребёнок может закрыться и уйти в себя. Если бракоразводный процесс идёт тяжело и взрослые тоже переживают свои стрессовые ситуации, в своих психотравмирующих событиях, они не замечают этот уход ребёнка в себя. И это главная ошибка папы и мамы, с которой начинаются проблемы.

— То есть, они решают проблему развода, а воспитание ребёнка уходит на второй план?

— Да. Если мама, к примеру, в шоковом состоянии и переживает стресс, она свои эмоции не может вывести наружу. И ей тогда просто не до ребёнка. Она не может переключиться и упускает важный момент. А у ребёнка уже проявляется следующий этап изменений в психике. В поведении появляется колкость, ребёнок включает «ёжика». У девочек наблюдается плаксивость и депрессия, усталость, нарушения сна и питания. У мальчиков более агрессивное поведение: драчливость, гнев, злость. Это нужно вовремя отслеживать и убирать.

В любом возрасте бракоразводный процесс — это травма. Самый безболезненный период у детей, когда развод родителей ощущается относительно нейтрально — это бессознательное детство, младенчество. Ребёнок ещё не осознает, что такое «папа»: отцом будет тот, кто потом будет воспитывать. Ещё один нейтральный период — когда дети уже создали свою семью. Они понимают, что такое семейная жизнь и осознают, что родители имеют право на свои победы, поражения, раздел имущества и так далее. Единственная проблема, которая в этот период может возникнуть — это налаживание контакта с новыми партнёрами родителей. Всё остальное проходит очень плавно.

Самая уязвимая категория — школьники, особенно если это накладывается на возрастной кризис. Мы сейчас говорим не только о пубертате, но и о кризисе семи лет. Он может проявляться очень сильно, с эмоциональными бурями. Тяжёлый период. Но пубертат — это и так бомба замедленного действия, просто буйство.

— В вашей практике были случаи, когда вы работали не с родителями, а с ребёнком?

— Конечно. У меня и сейчас в работе такие детки есть.

— Есть какие-то общие принципы терапии, или каждая такая ситуация индивидуальна?

— Первый пункт работы — это закрытость ребёнка. До него нужно достучаться, открыть «дверцу», чтобы он впустил в свой мир и выплеснул все негативные эмоции, которые ухватил, когда родители ругались — возможно, даже оскорбляли друг друга. Возможно, там были драки и другие проявления агрессии. Многие родители говорят: «Мы старались не ругаться при детях!». Но папа и мама могут сколько угодно не ругаться и создавать иллюзию, что всё хорошо. При этом атмосфера развода витает в воздухе. А ребёнок очень чувствителен: он видит, что папа с мамой не целуются, не обнимаются, не разговаривают, спят в разных комнатах, не садятся вместе обедать. Это очень заметно, и ребёнок это впитывает — даже если родители говорят, что скрывали конфликт. Ещё хуже, когда в доме разворачивается арена боевых действий, а дети становятся непосредственными свидетелями. Приходится работать с огромным контейнером негативных эмоций.

— Бывают случаи, когда ребёнок начинает винить себя в разводе родителей?

— Да, разумеется. Это случается как раз тогда, когда от ребёнка скрывают проблему: мама и папа ругаются под подушкой, а под кроватью разводятся. Ребёнок видит: что-то происходит. Но он ничего не понимает: что случилось, почему, из-за чего. Малыш не может найти объяснений и начинает перетягивать одеяло на себя, думая: «Это из-за меня, это я плохой».

— И что в таком случае должны делать родители, чтобы купировать эти мысли у ребёнка?

— Очень важно, чтобы родители изначально озвучили ребёнку ситуацию и поговорили об этом. Конечно, преподнести информацию нужно в соответствии с возрастом. Общий смысл таков: «Дорогой, у тебя по-прежнему есть и папа и мама. Но мы по ряду причин не можем жить вместе. Мы тебя всё так же любим. Мы будем оба участвовать в твоей жизни, ты ни в чём не виноват. Это мы, взрослые, не можем что-то решить. Но ты наш самый любимый, золотой, дорогой ребёнок. И ты всегда для нас таким останешься».

Родители должны выполнить свою роль: тщательно всё проговорить с ребёнком, причём вместе. Сначала супругам нужно договориться, как они будут преподносить детям эту информацию. Ведь нужно беседовать в одном русле. После этого, если мама и папа свою работу выполнили, но ребёнок по-прежнему ищет вину в себе, к ситуации подключается психолог.

— Чувство вины убрать очень сложно?

— Это зависит от запущенности проблемы. Ощущение вины может копиться годами, а может только-только проявиться на поверхности. Ещё сложность ситуации зависит от самооценки ребёнка. Если базово были комплексы, дальше мы наблюдаем накопительный эффект. Весь этот котёл негативных эмоций — гремучая смесь. И это нужно постепенно открывать, доставать и прорабатывать.

На поле битвы

Семейная жизнь: как уберечь ребёнка от камней развода

— А с какими проблемами в воспитании детей родители сталкиваются после развода?

— Всё начинается с борьбы за внимание ребёнка. Распространённый случай — конфликт из-за воскресного папы или мамы. Из моей практики, всё-таки чаще с папами это всплывает. Отец берёт ребёнка на выходные, задарил его подарками, провёл по всем развлекательным игровым центрам, и всё: папа — праздник. К вечеру воскресенья папа возвращает малыша маме — и всё, мама плохая, потому что у неё чёткий распорядок дня. Ребёнка надо вести в садик/школу и так далее, и матери надо собрать дитя, успокоить — а малыш в эмоциональном раздрае. Ведь с папой два дня подряд был праздник.

Следующий момент — это попытки унизить, зацепить, оскорбить бывшего партнёра, используя ребёнка: начинаются всякие козни и спекуляции. Это, например, придирки к тому, что суд постановил папе общаться с сыном два часа, а мама привезла его на 15 минут позже. Начинаются склоки и передряги. В сравнении с этим, финансовый вопрос стоит далеко не на первом месте. Из моей практики я вижу, что родители стараются платить алименты. То есть, материальная проблема не провоцирует столько конфликтов.

Отдельный вопрос — противостояние с родственниками. Они не только манипулируют ребёнком, но ещё и всякие нелестные отзывы озвучивают, иногда даже гадости говорят. Например, мама сказала: мальчику сладкого не давать. Бабушка со стороны папы сразу вспыхивает: «Как это не давать сладкого? Мы же его любим, это же наш дорогой внук!». И начинается задаривание конфетами, чтобы ребёнок объелся.

Всё это можно решить только путём переговоров между взрослыми. Если нет договорённости, дети будут страдать. Потому что это формирование двойных стандартов, которые в подростковом возрасте выльются гремучей смесью в виде лжи, манипуляции и так далее.

—Если семья после развода восстановилась, как защитить ребёнка от новых травм?

— Зависит от того, по каким причинам восстанавливается семья. У меня в прошлом году был случай в работе: родители разошлись, а потом съехались снова — из-за ребёнка. То есть, отношений близких уже не было, но ради малыша они всё-таки решили сохранить семью. Знаете, это такая глупость. Ребёнок чувствует и видит, что у родителей нет никаких эмоций. Мама и папа внутри, быть может, ещё носят какие-то обиды и ненавидят друг друга, но из-за ребёнка вновь живут бок о бок. И малыш опять начинает чувствовать себя виноватым — даже без озвучивания, на уровне чувств.

Совсем другое дело, если у родителей действительно остались чувства друг к другу. Тогда мужчина и женщина осознанно хотят снова сойтись и попробовать быть вместе. Тогда нужна работа двоих взрослых над отношениями, над собой и над той системой, которая в их семье дала сбой. Это как работа над ошибками: если она будет проведена внимательно и качественно, всё будет хорошо.

— Как в таких случаях супруги восстанавливают доверие друг к другу?

— Если мужчина изменил, то женщине нужно прорабатывать свои обиды. Может быть, ей понадобится психологическая помощь. Пока эти обиды сидят в ней, ни о каком доверии не может быть и речи. Конечно, бывает и так, что женщина изменяет. Тогда мужчине необходимо проработать свои эмоциональные проблемы, которые возникли в связи с неверностью жены. В любом случае, пока это болезненное состояние нависает над людьми, не может быть и речи о доверии.

— Как определить, пережита ли обида?

— Если при каждом удобном случае, при каждой ссоре он или она вспоминают обиду, вплоть до придирок к паролю на телефоне — эти неприятные эмоции так и сидят, они никуда не ушли. С этой болью люди так и ходят. Как только это не вспоминается, общение проходит легко, никто не прячет телефон и не проверяет карманы — всё, началось доверие. Но это достаточно хрупкая вещь: доверие очень легко подорвать.

Когда взрослых становится больше

Семейная жизнь: как уберечь ребёнка от камней развода

— Если после развода у мамы или папы появился новый спутник, как родителям в этой ситуации общаться с ребёнком и между собой?

— Если развод уже произошёл и каждый из родителей живёт самостоятельно, эта ситуация естественна. И у отца, и у матери со временем могут возникнуть новые отношения. Это нормально — строить связи с новым партнёром. Важно об этом поговорить чуть раньше, чем начались какие-то новые отношения. Бывшие супруги должны обсудить это между собой и выстроить границы. Я не вмешиваюсь в твою жизнь, а ты не вмешиваешься в мою. Каждый из нас сейчас идёт параллельными дорогами. Ты не следишь за мной, и я не слежу. Ты не допрашиваешь, и я не допрашиваю. И практически по пунктам нужно озвучить это, в формате договора.

С ребёнком тоже важно проговорить обоим родителям — и маме, и папе! — что они взрослые люди, которые не смогли найти общий язык и жить вместе. «Это наши отношения, мы несем за них ответственность, мы взрослые люди. Мы расстались, но мы остаёмся твоими родителями и очень тебя любим. У нас могут появиться новые друзья и партнёры. Но мы любим тебя, мы будем продолжать тебя воспитывать и растить, мы оба будем проводить с тобой время, потому что ты наш ребёнок».

— Если малыш сам или благодаря чужим действиям отказывается идти на контакт с новым партнёром папы или мамы, что делать родителям в этом случае?

— Ни в коем случае не ломать ребёнка. Не идёт — значит, не хочет. Значит, не надо. Не пришло ещё время для этих отношений. Можно поговорить с ребёнком, в этой ситуации очень многое зависит от нашего умения выстраивать диалог. Нужно спросить, почему и из-за чего возникает нежелание. Ребёнок объяснит, почему он не хочет знакомиться и общаться с новыми друзьями родителей — может быть, не сразу, а постепенно. И тогда нужно принять его мнение: не давить ни в коем случае и ждать, когда малыш сделает первый шаг.

— А как вести себя новому партнёру?

— Это зависит от возраста ребёнка. Если это дошкольник, коммуникация налаживается через игру, ведущий вид деятельности в это время. Главное — не навязывать развлечение, а предложить. Задаривать игрушками тоже не стоит. Можно разложить одну игру и, если ребёнок проявит интерес, он и сам будет играть, и всех членов семьи вовлечёт. Если это уже школьник, то там немного по-другому: основной вид деятельности — учёба, игра отходит на второй план, хотя кое-что и с этой стороны можно проработать. Но в основном контакт налаживается через познавательный интерес.

С подростком сложнее всего, потому что он изначально находится в состоянии конфронтации. Это ещё не взрослый, но и не ребёнок, и в таком состоянии он отрицает даже родителей. Для него решающую роль чаще всего играют друзья. Поэтому достучаться будет тяжеловато. Можно пробовать выстроить мосты через его интересы: какие музыкальные группы слушает, в каких социальных сетях чаще сидит, и так далее. Даже если взрослый не пользовался соцсетями, можно понаблюдать, какую-то информацию для себя почерпнуть и через мир ребёнка начать установление контакта. Где-то можно попробовать себя в роли наставника. Очень хорошо работает метод, когда наставником выступает подросток — в контексте: «Я не знаю, но мне нужно. Научи меня, пожалуйста». Можно попробовать совместную активность: например, если подросток любит ту или иную музыкальную группу, можно предложить ему сходить вместе на концерт. Такие действия приоткрывают дверь в мир ребёнка, постепенно он впустит нового взрослого.

— Чего нельзя делать ни в коем случае?

— Говорить про бывших партнёров негативные вещи. «Твоя мама — стерва», «Твой отец — последний гад» и так далее — все эти гадости и колкости абсолютно недопустимы. Упрекать ребёнка в том, что он похож на одного из родителей, особенно с негативными эмоциями, также нельзя. Ни в коем случае нельзя заявлять о запретах на общение. Бывают ситуации, когда ребёнок возвращается от мамы весь взбудораженный, папа это видит и говорит: «Я тебя больше никогда туда не пущу». И ещё одна такая глобальная фраза: «Мы теперь живём одни, у тебя нет отца (матери)». Вот эта словесная изоляция недопустима, это очень травмирующие фразы.

— А если ребёнок уходит из дома?

— И такое бывает, чаще всего у мальчиков такая реакция проявляется. Девочки реже решаются на уход из дома. Это выражение протеста, разумеется. Первое — нужно установить контакт, завести диалог и найти ключ к ребёнку. Если он не идёт на контакт с родителями, нужно найти человека, которому ребёнок доверяет. Это может быть бабушка или другой родственник, друг, одноклассник, учитель — кто-то всё равно есть. Поэтому нужно действовать через этого человека. Важно установить контакт и выйти на диалог. И после этого говорить и ещё раз говорить про ситуацию, доносить ребёнку не упрёки, ложь и фальшь, а любовь, принятие, сочувствие и тепло. Надо строить диалог на уровне развития и теми фразами, которые ребёнок поймёт. Если ничего не помогает, а родители уже всё возможное сделали, нужно идти к психологу.

— Бывает так, что ситуация развода осложняется так называемым любовным треугольником. Есть какие-то особые моменты, на которые следует обращать внимание?

— Люди, которые в браке, не должны закрывать глаза и прятать голову в песок. Ситуация, когда один из супругов готов уйти, есть: она происходит, невозможно её не видеть. И этот конфликт нужно решать он сам собой не исчезнет, отношения не улучшатся. Первое и самое важное — это диалог между супругами. Готовы ли они что-то менять в своих взаимоотношениях в лучшую сторону или собираются двигаться к разводу? Если речь идёт о восстановлении семьи, каждой из сторон нужно высказать свою позицию, выслушать друг друга и найти компромисс. Если супруги к этому не готовы и речь идёт о разрыве, тогда встаёт вопрос, как наиболее безболезненно обоим выйти из этой ситуации, опять же проговаривая вслух.

Что касается третьей стороны — я говорю о новом партнёре мужа или жены — они, с точки зрения психологической безболезненности, не должны вмешиваться в диалог супругов. Это означает: не давить, не требовать, не приходить в дом, не писать письма, не вмешиваться, насколько это возможно. Муж и жена должны решить эту ситуацию вдвоём. И, каково бы не было решение — третий, будь добр, не лезь. Если в семье ребёнок — то же самое. Не нужно проявлять инициативу, пока эта ситуация не разрешится.

Безусловно, очень сложно договориться в случае, если была измена. Но, если выстроить диалог не удастся, одна из сторон останется обиженной, и начнётся манипуляция через ребёнка. В результате пострадают все. Лишь единицы бывших супругов могут цивилизованно договориться, не ставя при этом партнёра на колени.

— То есть, о сохранении семьи ради комфорта ребёнка речи не идёт?

— Я убеждена: если семья сохраняется только ради ребёнка, это не выход. Нельзя бесконечно закрывать глаза на проблему, которая рано или поздно всё равно выплывет наружу, но со скандалом и разбирательствами. Всё это обернётся ещё большим недоверием, непониманием и негативом. Если на одной чаше весов будет видимость семьи, а на другой — покой ребёнка, я выступаю за второе. Потому что ребёнку жить в этой психотравмирующей ситуации нельзя. Даже если нет ссор, но есть недоверие, а тем более — драки и скандалы. Если для ребёнка единственная альтернатива в будущем — жить лишь с одним из родителей, но в спокойной обстановке, то я за этот вариант.

Вообще, когда речь идёт о разводе из-за супружеской измены, ситуация не слишком отличается от развода по любой другой причине. Либо папа и мама садятся за стол, договариваются и заново строят отношения, потому что система в семье дала сбой, и кто-то пошёл на сторону — либо мы расстаёмся. Я хочу сказать: если родители хотят вновь работать над браком и готовы начать с чистого листа, нужно очень много работы. Самое главное, на что нужно обратить внимание — чтобы ребёнок не впитал в себя эту картину, когда остаётся только видимость семьи. Потому что он усвоит эту модель и, когда вырастет, свои отношения будет строить так же.

Сейчас читают

Комьюнити Магия фильтров: 9 интересных приложений для обработки фото в Instagram И ещё пять, на которые стоит обратить внимание. Игры «Мстители» атакуют: тест на знание Кинематографической вселенной Marvel Вспоминаем Халка, Тора и Капитана Америку Insta Instagram читаемый: топ-9 блогеров Благовещенска, которые делают интересный контент SOVA собрала список для фолловинга Guys «Лежишь и думаешь: этими деньгами я квартиру оплачу»: анонимно о сексе за рубли SOVA поговорила с тремя жительницами Благовещенска. Check-in Мы ходили в KFC, много наших полегло (нет) SOVA заглянула в популярное кафе фастфуда. Check-in Мужчины любят погорячее: где в Благовещенске танцуют стриптиз? (18+) SOVA публикует список злачных мест города. Insta По ту сторону объектива: 11 фотографов Благовещенска с красивым и стильным Instagram Игры Секс, кино и домино: чем заняться в дождливую осеннюю погоду? Объясняем в карточках и GIF.