Подпишитесь на новости asn24. Обещаем присылать только самое главное и интересное. Кнопка  внизу 

Новости какого региона вам интересны?
Благовещенск
Хабаровск
Предложить новость
RU CN
 
Вход
Регистрация
Забыли пароль?
Нажимая кнопку "войти", вы принимаете условия соглашения об обработке персональных данных
Защита от автоматической регистрации CAPTCHA Нажимая кнопку "регистрация", вы принимаете условия соглашения об обработке персональных данных
войти через социальную сеть
Сдается в аренду помещение площадью 150 кв. м. Обращаться по телефону: 8 (4162) 222-933.
В Благовещенске сдается в аренду офисное помещение в бизнес-центре. 600 руб./кв. м. Тел. 37-77-99.
В рекламный холдинг требуется дизайнер в отдел наружной рекламы. Обращаться по телефону: 8 (4162) 222-932.
Продам квартиру в Чигирях за 1 млн рублей. Тел. 540-899
Продам базу на Нагорной. Тел. 540-899
Продам фотоаппарат Nikon d300 и объективы к нему. Тел. 540-899
Продам Toyota Land Cruiser 1996 г. в. Цена 950 000 рублей. Тел. 540-899
Здесь может быть ваша реклама. Тел. 222-903

Амурские эвенки вышли из тайги за деньгами

Жизнь коренного народа амурского севера в репортаже корреспондента АСН24 (ФОТО, ВИДЕО).

3721
Facebook   Twitter   ВКонтакт   Одноклассники   Google Plus

на печать
Читать
Комментировать
8
Фото
69
Ежегодно в конце марта самое северное село Приамурья Усть-Нюкжа оживает — оленеводы, которые ведут кочевой образ жизни, приезжают, чтобы сдать пушнину, закупить продукты, топливо, поделиться новостями. В это время проводится День оленевода. В быт северного народа окунулся корреспондент «Амурской службы новостей». 

Именины сердца


Усть-Нюкжа считается едва ли не самым образцовым селом на амурском севере. Оно славится жителями, большая часть которых — эвенки. Из 749 человек постоянного населения 414 — представители малочисленных коренных народов севера. Но большинство из них практически круглый год кочуют в поисках хороших пастбищ для оленей. Такой образ жизни для эвенков привычен, в тайге они могут находиться месяцами. В «люди» выходят дважды в год — в марте и ноябре: сдают шкуры диких животных, убитых на охоте, пополняют запасы топлива и провианта. В эти дни они делятся новостями с родственниками, которые живут в селе — обычно это родители и дети.





Еще в конце 1930-х годов советские власти учредили День оленевода. Он празднуется весной —когда кочевые представители дальневосточного этноса выходят из тайги за деньгами. Как вспоминают жители Усть-Нюкжи, раньше торжества длились несколько дней — только на забеги в оленьих упряжках уходило до трех дней. Сейчас с праздничными мероприятиями управляются за несколько часов. Но все равно для эвенков День оленевода важный, не для галочки, праздник.

— В празднике принимают участие не все эвенки, ведущие кочевой образ жизни. Кто-то остается в стойбище, так как за оленями нужно следить. Для праздника ведут только нескольких оленей, — рассказала ведущий консультант отдела национальной политики министерства внутренней и информационной политики Амурской области Светлана Никифорова — Раньше выбраться из тайги было легче — охотников и оленеводов вывозили вертолетами и снегоходами. Сейчас сотни километров они преодолевают самостоятельно. Путь усложнила железнодорожная ветка БАМа, которую приходится обходить.


 



Оленевод Иван Андреев (почти все эвенки имеют русские имена — прим. ред.) из стойбища в село шел три дня. Обратный путь затянется — мужчина повезет муку, сахар, крупу и прочий провиант. Нарты он постарается наполнить максимально, так как возможности сходить в магазин ближайшие месяцы не будет. Северные сани, сделанные из прочной березы и вербы, выдерживают около 150 килограммов.




От обряда очищения души до метаний

В этом году День оленевода в Усть-Нюкже провели 25 марта. За несколько часов до начала на замерзшей реке Олекма местные жители начали подготовку: устанавливали сцену, музыкальную аппаратуру, поставили несколько палаток с перекусом, оборудовали зону для спортивных состязаний. Рядом представители девяти родовых общин готовились к конкурсу «Хозяйка чума». Ближе к полудню эвенки пригнали оленей.

Праздник начинается с очищения души — обряда «Улгани». Все собравшиеся проходят через символические ворота, возле которых горит костер, затем — задабривают землю, на которой находятся — повязывают на ворота яркую ленточку и замасливают верхний ярус священного столба соргэ, на котором находятся боги. 





— Заезды на оленьих упряжках — одно из самых важных и обязательных соревнований. Для этого мы специально из всего стада отбираем самых сильных и быстрых оленей. Уделяем им больше внимания. На охоту не берем, готовим их к заездам. Для победы еще важно самому хорошо ими управлять, — рассказал победитель в общих заездах Дмитрий Андреев.

В заездах участвуют по категориям — мужчины, женщины и дети. Последние к финишу стремятся не в упряжках, а сидя верхом. Для мужчин еще устраивается общий заезд — на старт выходят абсолютно все оленеводы и преодолевают дистанцию не в один километр, а в семь. В этом году приняли участие три десятка каюров. 





Другая обязательная часть программы — состязания в национальных видах спорта: прыжки через нарты, метание маута (петля, которая накидывается на оленя, если его необходимо поймать) на хорей (шест), метание топорика сухэ, перетягивание палки. В сельской школе для развития национальных видов спорта даже проходят специальные занятия. 

Хозяйка чума


 Если для мужчин самое важное состязание — заезды на оленьих упряжках, то для женщин — конкурс «Хозяйка чума». С утра на пригорке, вдали от основного праздника представители девяти родовых общин, проживающих в Усть-Нюкже, устанавливают свои палатки и в них обустраивают быт. Говорят, все как в тайге, но попроще — землю внутри жилища застилают хвоей, устанавливают печку-буржуйку. Когда последняя нагреется, хвоя испускает очень свежий запах. В чуме обязательно расставляется мебель — нарты, стол, тумбочки под посуду. Некоторые свои «квадраты» украшают детскими рисунками, обязательно в доме лежит незаменимая оленья шкура. В тайге во многих кочевых домах стоит телевизор, есть стиральная машинка, компьютеры. Для связи используют спутниковые телефоны.

— В день проходим километров 40-50. Выбираем место, разбиваем палатку. Живем около недели, потому как олени на месте не стоят. Как только начинают далеко уходить — это значит, что поблизости корма для них закончились. Тогда мы собираем палатку, вещи и едем дальше, — рассказала председатель общины «Агдан» Тамара Андреева. — Мы тайгу знаем, как свои пять пальцев. Поэтому заблудиться не боимся. 





Для женского конкурса готовят блюда. В меню ничего особенного — рыба, солянка, салаты, выпечка, мороженая ягода. Единственная особенность все мясные блюда — из оленины, причем исключительно из дикого оленя. Своих эвенки не едят. Представители одной из общин рассказали, что умерших оленей они предают земле со всеми почестями.

— Диких оленей убиваем на продажу — мясо, шкура, панты. Для себя обычно убиваем одного — съедаем, чтобы не портилось. Так же и с рыбой — ловим столько, чтоб не протухла. Мы не жадные, — рассказала Андреева. — Эвенки чуть ли не первые, кто начал готовить йогурт. Так как оленье молоко очень густое, то его нужно немного подогреть, а когда оно застынет — добавить варенье. Очень любим крепкий чай.





Помимо кочевого жилища у каждой семьи в селе есть свой дом или квартира.

Сохраняя самобытность


В эвенкийском селе Усть-Нюкжа больше значение придают сохранению традиций: от изучения национального языка, видов спорта и культуры быта до национальных браков и кочевой жизни в тайге.

— В Усть-Нюкже прекрасная школа, в которой дети находятся с утра до вечера — не только учатся, но и занимаются в спортивных секциях — скалолазание или национальные игры — метание маута, перетягивание палки, прыжки через нарты. Есть и секция самбо, и отличная команда КВН. Есть танцевальный коллектив, имеющий звание народного. В школе из 28 учителей 24 — ее выпускники, — отметила глава Тындинского района Тамара Лысакова. — В нескольких километрах от села есть фазенда, где ребята учатся ставить капканы, ловить рыбу, распознавать следы диких животных. У школы есть свое оленье стадо, лошади, огород, теплицы.

Эвенкийский язык в селе учат с детского сада. Молодые преподаватели зачастую о тонкостях языка узнают у своих родителей. 

— Эвенкийский язык лучше учить в тайге. Его особенность в том, что у одного слова может быть несколько значений. И понять то, что собеседник хочет сказать, можно только в контексте, — рассказала завуч школы села Усть-Нюкжа Жанна Николаева. — Я сама росла в тайге. И сейчас хочется вернуться. Даже если мне предложат жить в городе в квартире со всеми удобствами — не соглашусь. 





Еще не исчерпала себя традиция брать в стойбища детей. В суровых условиях дикой природы с родителями живут как младенцы, так и ребята постарше. Школьники, отучившись с начала учебного года первые два месяца, в ноябре могут собираться к родителям в тайгу, а через некоторое время «в гости» ждать учителей. В Тындинском районе есть кочевая школа — учителя приезжают на стойбища к ученикам первых-пятых классов, проверяют задания и дают новый учебный материал.

Детей, родители которых уехали в тайгу, размещают в интернате. Он находится в селе в новом здании.

— Я вырос в тайге. После армии пытался где-то работать, но тянет назад, в тайгу. Кажется, что я больше ничего не умею делать. Оленей обычно не считаем — примета плохая. Но сейчас у меня стадо примерно в триста голов (самая большая родовая община в Тындинском районе держит порядка 1400 оленей, — прим. авт.), — говорит Иван Андреев. — Для нас главное — сохранить поголовье. Поэтому за оленями нужен постоянный присмотр. Чтобы далеко не разбежались, к каждому оленю за узду привязываем веревку с небольшим бревном (чангай), которое мешает им быстро ходить. А утром — собираем их в одно стадо. Чтобы сохранить поголовье, зачастую оленей приходится оборонять от лис, медведей, волков. 





Кочевой образ жизни суров. Зачастую эвенки, заботясь о сохранении поголовья, забывают о собственном здоровье. Многие, особенно мужчины, умирают в довольно раннем возрасте от болезней, на которые не обращали внимания, или отмахивались, мол пройдет. Говорят, онкологическими заболеваниями практически не болеют — экология все-таки хорошая, а вот запущенный гастрит — настоящая напасть.

Эвенкам нельзя пить алкоголь. До прихода русских этот и другие коренные дальневосточные народы (якуты, чукчи) не знали спиртного, у них отсутствуют ферменты, расщепляющие алкалоиды. Из-за этой физиологической особенности у эвенков очень быстро и мощно развивается алкогольная зависимость. Даже в местных магазинах эвенкам спиртное не продают. Если только из-под полы. Но на празднике без водки не обойтись. Перебравших мужчин садят на «Бураны» жены и развозят по домам.

— Похмелье лучше переживать в деревне. В тайге — тяжело. Потому что утром хочешь — не хочешь, а нужно идти работать, — смеется оленевод Эдуард Абрамов. 

Волчий вопрос


Волки — бич для оленеводов. Если раньше их разрешалось травить, то сейчас, в связи с изменением в законодательстве, только отстреливать. Но для этого хищника нужно еще выследить, что усложняет ситуацию. 

Еще одна проблема — «похудевшие» выплаты за прирост стада.

— В прошлом году за голову оленя родовые общины от государства получали единоразовую выплату в 2 308 рублей. В этом — 1 330 рублей. Это очень мало. В прошлом году если Тындинскому району на эти цели было выделено около восьми миллионов рублей, то в этом — четыре миллиона. Не будем говорить о грустном, но закрытие родовых общин не исключено, — рассказала специалист администрации Тындинского района Наталья Коц, отметив, что деньги выделяются только тем, кто смог свое стадо приумножить.





Для упрощения жизни эвенки начали приобретать снегоходы «Буран». Они и проходимее, и быстрее. К ним же можно прикрепить нарты и перевозить груз. Однако и здесь загвоздка — уходит много ГСМ. Оказать поддержку в его приобретении эвенки просят амурские власти. 





prelestno
Пишите хотя бы правду! Одна из общин имеет 1400 голов..? Эта община Андреевой Тамары Фёдоровны. Это не правда, столько голов оленей в общине нет и не было, цифры завышены для получения больших денежных средств! Мошенничество! Числятся люди в общине, но фактически у них нет оленей. Если выехать на место дислокации общины "Агдан" и посчитать сколько имеется фактически оленей, а это всего (250 голов), то 100% мои слова подтвердятся!!!
0/0
den Nicolas
"Хозяйка чума"...можно было бы и ударение поставить как в книжка ставят, когда можно прочитать двояко...а то как-то смешно может получиться

статья классная)
0/0
Соник
Попки зачетные ;) так хочется своими глазами хоть раз оленя увидеть!
Очень интересный материал!
Спасибо!
1/0
Anastasiay
Интересно, люди до сих пор так живут...
1/0
матрёшка
Цитата
Denis Zemnuhoff пишет:

Хороший материал. С удовольствием прочитал. Вот только не понял одно не понял: если своих оленей не едят, то государству на мясо сдают или как?

Мне кажется, эвенки немного лукавят.

а вот эти мохнатые жопки на главной фотографии — ошеломительно прекрасны!
6/0
Елена Кира
Какие сказочные создания -олени.. как хорошо, что есть люди которые их разводят
0/0
Denis Zemnuhoff
Хороший материал. С удовольствием прочитал. Вот только не понял одно не понял: если своих оленей не едят, то государству на мясо сдают или как?
3/0
вротмнетрактор
Они такие осовремененные, а мы-то думали, что они в шкурах оленьих ходят. Золотые зубы - вообще огонь. Весьма познавательно, автору респект и уважение!
3/0

11 апреля 2016, 09:26 | Культура
Для развития в Приамурье эвенкийской деревни не хватает денег и рекламы
Этнографический комплекс принимает туристов с апреля 2012 года.

1852
Facebook   Twitter   ВКонтакт   Одноклассники   Google Plus
читать

Материалы партнеров
Другие горячие темы
Опрос
В России хотят законодательно запретить иметь талию свыше 90 см. Как вам идея?